В жизни все настолько относительно и субъективно, что многие себе этого даже и представить не могут. Особенно это касается взгляда на различные исторические события и факты. Один и тот же факт различная власть может интерпретировать по своему и одно и тоже можно преподнести и как героический поступок, и как позорное пятно прошлого. Примеров можно привести тысячи. И хуже всего, когда люди начинают навязываемую им точку зрения принимать за свою и стоять за нее до последнего. Поэтому, лично я отношусь ко всему с изрядной долей скепсиса и пытаюсь понять, что же являлось мотивом и движущей силой для принятия того или иного исторического решения и никогда не понимал радикалов.

Например, в Украине сейчас разворачиваются бурные дискуссии по поводу исторической реабилитации УПА (украинской повстанческой армии). Люди, которые успели достаточно прожить при СССР принимают это в штыки. У них эта организация ассоциируется с «выстрелами в спину», СС, фашистами и т.д.

Советская пропаганда была одна из лучших в мире. Если чего-то хотели наши вожди, то они этого добивались различными способами. В том числе и манипулированием общественного мнения. Я не говорю, что УПА такие уже безгрешные и т.д., но мне непонятно, почему люди принимают только одну точку зрения — коммунистическую, подогретую годами промывок мозгов. Называют упавцев предателями, т.к. они дрались против большевиков, но забывают, что они воевали и против поляков, да и тех же немцев. Говоря о «выстрелах в спину», забывают, что было такое явление как НКВД, которое уничтожало своих же не меньше. Были люди, которые продавали своих же соседей. Были беспочвенные репрессии и уничтожение интелигенции. Все это было, но куда проще бегать с «антибендеровскими» плакатами. Похожих примеров полно и для каждой страны.

Сразу скажу, к этому вопросу я отношусь нейтрально, чтобы мне не приписали попытки кому-то что-то навязать.

Поэтому, мне хотелось бы, чтобы каждый из читателей при принятии того или иного решения, при попытке осуждать что-то или наоборот — восхищаться, ложил все предварительно на весы, и желательно, нагружал не только одну из чаш, а обе. Проще говоря, пытался быть объективным.